Category: происшествия

Pripyat

Москва, 2-13 декабря 2009 г., Выставка "Хотим, чтобы помнили"

Фотовыставка «ХОТИМ, ЧТОБЫ ПОМНИЛИ»
02-13 декабря 2009 г.
Москва, ул. Таганская, д 31/22. Выставочный зал "Творчество"

Организатор: Международная общественная организация «Центр ПРИПЯТЬ.ком»

После аварии на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции, крупнейшей техногенной катастрофы в истории человечества, прошло уже 23 года. Чернобыльская трагедия затронула все страны бывшего СССР. Была загрязнена территория площадью 160 тысяч квадратных километров, а от выпавших радиационных осадков пострадали северная часть Украины, запад России и Белоруссия. Прошли годы, сменились поколения, и из представителей молодежи нового, XXI века, мало кто вспомнит о том, что же случилось 26 апреля 1986 года. Но есть одна, еще менее известная дата – 14 декабря. В этот день чествуют ликвидаторов – настоящих героев, которые не щадя себя, жертвуя своим здоровьем, нередко – жизнью, усмирили разбушевавшийся «мирный атом» и оградили мир от его пагубного влияния стенами объекта «Укрытие». Именно к этой памятной дате приурочена выставка «Хотим, чтобы помнили», которая пройдет в Москве 02-13 декабря 2009 года, в выставочном зале «Творчество» на Таганке. Символически выставка начнется после подписания Акта Госкомиссии о приемке в эксплуатацию законсервированного 4-го энергоблока ЧАЭС, а закончится перед Днем чествования участников ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

Экспозиция из редчайших видео- и фотоматериалов расскажет об аварии на станции, ликвидации ее последствий и трагической судьбе города энергетиков Чернобыльской АЭС – Припяти. Кроме того, в рамках выставки будут проведены мастер-классы по радиационной грамотности, тематические презентации о г. Припять, объекте «Укрытие», об аварии и ликвидации её последствий.

Для организаторов мероприятия эта выставка – очередной маленький вклад в фундамент идеи города-музея. Еще в 2006 году МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком» совместно с редакцией газеты «Литературная Украина» выступили с очень злободневной инициативой – бессрочной акцией по сбору подписей о предоставлении городу Припяти международного статуса Города-Музея, а 10-15-км зоне отчуждения вокруг Припяти, включая город Чернобыль, – статус историко-экологического заповедника, памятника наибольшей техногенной катастрофе планеты. Такой статус позволит защитить город Припять не только от мародеров и вандалов, но и от чрезмерных разрушений, чтобы он еще многие годы продолжал быть Напоминанием и Предупреждением для предотвращения новых подобных катастроф.

Мы любим и помним этот город, его короткую цветущую молодость, его страшную судьбу, нынешнее затаенное одиночество и надеемся, что у Припяти все-таки будет будущее. Мы хотим, чтобы и Вы вспомнили о нем, чтобы в своей жизни не допускали ни малых, ни глобальных катастроф. Хотим, чтобы из величайшей техногенной аварии в мире все-таки сделали выводы, и поняли, что и сейчас, к сожалению, никто не застрахован от ее повторения. Хотим, чтобы после посещения этой выставки Вы смогли жить так, чтобы за Вашей спиной не оставались руины и мертвые города. ХОТИМ, ЧТОБЫ ПОМНИЛИ…

Участники и организаторы:

Украина
Александр Сирота – бывший житель г. Припять, журналист, фотограф, главный редактор проекта PRIPYAT.com (сайт города Припять), вице-президент Международной общественной организации «Центр ПРИПЯТЬ.ком».
Антон Юхименко – фотограф, дизайнер, руководитель IT-департамента МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком», автор арт-портала Paranoid.
Александр Купный – участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, журналист, фотограф, 1988-2009 работа на ЧАЭС в том числе 1994-99 в группе дозразведки объекта «Укрытие», автор сайта «СлавутичCity» .
Наталия Барановская – доктор исторических наук, исследователь, составитель сборников «Чернобыльская трагедия. Документы и материалы», «Чернобыль: проблемы здоровья населения».
Александр Наумов - участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, полковник милиции в отставке, заслуженный журналист Украины, советник МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком», автор сайта «Чернобыльский след».

Россия
Игорь Рябов – известный Московский художник-аэрографист, дизайнер, фотограф. На выставке представляет экспозицию стерео-фотографий из Чернобыльской Зоны отчуждения и г. Припять.
Александр Тарских – cистемный аналитик по информационной безопасности, фотограф, постановщик съемки.
Екатерина Вараксина – куратор выставки, представитель МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком» в Российской Федерации, редактор английской версии проекта сайта PRIPYAT.com (сайт г. Припять).

Генеральный спонсор выставки: Сергей Моисеев, бывший житель г. Припять
Благодарим за помощь в организации выставки:
Владислава Витвицкого, президента МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком»;
Юрия Татарчука, представителя МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком» в Чернобыльской зоне;
Дарину Пустовую, руководителя пресс-центра МОО «Центр ПРИПЯТЬ.ком»;
Юлию Лищук & Александра Виницкого (ООО «Скайдек», Киев, Украина)
ТМ „ЕCОТЕSТ” (ЧП„Спаринг-Вист Центр”, Львов, Украина)
Евгения Гончаренко (KRANZ); Олега Николаева (isot); Антона Голуба;
Лену Тонкошкуренко; Сергея Егорушкина (sergey_partizan); Антона Жиляева (dci) & Алену Алексееву (Aleka); Mike Camino; Василия Погостина, Татьяну Филькину (cka), сайты www.slavutichcity.net, www.naumov86.org.ua, www.paranoid.com.ua, а также всех-всех волонтеров и посетителей выставки за помощь и моральную поддержку.

Важные даты:
26 апреля 1986 года – катастрофа на Чернобыльской АЭС. Взорвался атомный реактор 4-го энергоблока.
27 апреля 1986 года – началась эвакуация Припяти, города-спутника ЧАЭС. 60-тысячный город был вывезен, как говорили, на несколько дней, оказалось - навсегда. Теперь это мертвый город.
30 ноября 1986 года - подписан Акт Государственной приёмочной комиссии о приёме в техническое обслуживание законсервированного энергоблока № 4, Чернобыльской АЭС.
14 декабря 1986 года - в газете «Правда» опубликовано сообщение ЦК КПСС и совета Министров СССР о завершении строительства комплекса защитных сооружений.
13 ноября 2006 года – Виктор Ющенко подписал Указ об установлении 14 декабря Днём чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, который будет отмечаться ежегодно.

Символически выставка начинается после подписания Акта Госкомиссии о приемке в эксплуатацию законсервированного 4-го энергоблока ЧАЭС, а заканчивается перед Днем чествования участников ликвидации последствий катастрофы.

Пресс-релиз в формате PDF: http://pripyat.com/sm/site/fileslibrary/2009/press.pdf

Будем благодарны за помощь в распространении данного пресс-релиза.

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: http://www.rememberit.ru/
Pripyat

Установка и освящение креста в г. Припять, 25.04.3009. Приглашаем СМИ!

25 апреля 2009 г. в покинутом городе энергетиков Припять будет проведена акция, посвященная 23 годовщине аварии на ЧАЭС. У въезда в город установят и освятят крест, как дань памяти пострадавшим от чернобыльской катастрофы.

Организаторы: Свято-Ильинская церковь (г. Чернобыль), Международная общественная организация «Центр ПРИПЯТЬ.ком», при поддержке Администрации Зоны Отчуждения.

Аккредитация по тел. 8-067-292-06-67.

Статья на тему: Collapse )
Pripyat

Татьяна ПАШИНСКАЯ: Трагедия без срока давности


Валерий Копейкин с 1987 по 1996 год работал вблизи реактора. Фото из архива Валерия КОПЕЙКИНА

Авария на Чернобыльской АЭС навсегда изменила судьбы миллионов людей.


Первый экипаж Ми-8, вылетавший в мае 1986 года из Ухты в район аварии на Чернобыльской АЭС, даже не имел карты местности, на которой предстояло работать. Разметку полетов летчики делали на обычном атласе, купленном в магазине. В ликвидации последствий аварии участвовало около 500 ухтинцев. Ликвидаторы первой волны теперь получают от государства 467 рублей в год на оздоровление.

Collapse )
Pripyat

Батареи из Припяти не желаете?

 23 декабря, в закрытом городе Припять, экспедиция сайта PRIPYAT.com застала "на горячем" группу из пяти человек, занятых погрузкой в КАМАЗ с киевскими номерами радиаторов парового отопления.  Вразумительного объяснения, кто они такие, и как попали в закрытый город, получить не удалось. Но весь процесс был заснят на фото и видео. Учитывая доказательства, оказавшиеся в распоряжении администрации проекта PRIPYAT.com, мы намерены добиться решительных мер для прекращения разграбления мёртвого города. Просим украинских журналистов оказать информационную поддержку.

Подробности: 
1. Мародёры в Припяти
2. Радиоактивные батареи не желаете?
3. Видеролик (съемки скрытой камерой)  wmv, 29,2 мб







Pripyat

ЧАЭС. БЩУ - 4, Прикосновение к ИСТОРИИ

Первый день лета. 7 утра. Мы едем в Зону, на ЧАЭС. Сегодня мы пойдем в то место, где 20 лет назад изменилась история нашей страны, да, вообщем то и всего мира - БЩУ 4 (блочный щит управления четвертым энергоблоком ЧАЭС).
Перед входом в АБК -1 ("Административно бытовой корпус". По ходу я буду пытаться давать расшифровки различных "атомных" абревиатур, которые по началу очень затрудняют понимание всего происходящего и вызывают определенные сомнения в том, на каком языке разговаривают эти загадочные "люди в белом")
Перед входом в АБК -1 нас ждет Ирина Ковбич - она будет нашим проводником и гидом по станции. После поверки наших документов она выдает нам бейджи-пропуска, мы проходим рамку металлодетектора и поднимаемся по лестнице в раздевалку. Здесь мы оставляем всю свою "цивильную" одежду, мобильные телефоны, КПК. С собой можно взять только радиометры и фото-видео аппаратуру (на станции жесткие требования безопастности, особенно в ЗСР (Зона строгого режима)). Мы одеваем белые халаты, на ноги шлепанцы и идем в следующую комнату. Там нам выдают что-то вроде нижнего белья, носки, верхнюю одежду - кофту, штаны, шапочку, бахилы (что-то вроде кед без шнурков, на "липучке") и маску - респиратор, перчатки и пластиковые "следы" на бахилы для БЩУ - 4 (это, как говорят на станции, еще не ОУ (объект "Укрытие", но уже очень близко)).
Все, мы готовы и Ирина проводит нас через застекленную галерею в ЗСР. В целях безопасности на станции не везде разрешено фотографирование, так что многие моменты будут описаны, увы, только на словах.


Collapse )
Pripyat

Шок... Сегодня умерла Римма Киселица...

Шок... Сегодня умерла Римма Киселица, ведущий специалист агентства "Чернобыльинтеринформ".
Умерла неожиданно, повергнув всех окружающих и любящих ее людей в шок, умерла, будучи совсем молодой...

А ведь всего каких-то три недели назад мы виделись в Чернобыле. Договаривались о встрече в апреле, когда в Припять 
будет ехать редакторская группа сайта... Теперь наша встреча уже никогда не состоится...

Я не возьмусь считать все те бесчисленные поездки в Зону, в которых Римма сопровождала нас, всегда стараясь предоставить 
максимум информации... Помню, меня всегда удивляло ее невероятно трепетное отношение к каждому камешку, 
к каждому кустику в Городе...

Римма не была припятчанкой по прописке, и никогда не была в Припяти до аварии...

Но еще при жизни она стала Припятчанкой в душе, одной из тех, немногих, посвятивших себя Городу, работая за чисто символическую плату... 
Одной из его светлых Ангелов-Хранителей...


Покойся с миром, Друг! 
 



Pripyat

"ХОЧУ, ЧТОБЫ ПОМНИЛИ" Александр Сирота

Статья из журнала «DHA NEWS»    

октябрь 1995 г.




Память... Обрывки воспоминаний... Это все, что осталось от некогда прекрасного, молодого города Припяти, успевшего, пусть и ненадолго, стать моей родиной.

В апреле 1986 года мне еще не было и десяти лет. Для меня, тогда беззаботного мальчишки, и для моих сверстников уютные улочки нашего города, все его дворы и закоулки, а также близлежащий лес и река Припять – были местами наших детских игр и "военных баталий"... Тот роковой субботний день – 26 апреля не был исключе­нием. Помню, как мы с друзьями, после школы, побежали на речку и почти до вечера провозились на берегу, строя крепости и блиндажи... А потом, когда жителей нашего дома ночью тихо разбудили, посове­товав приготовиться к эвакуации и ожидать автобусы, мы, загребая в ботинки пенную воду, "гоняли" на перегонки по лужам около дороги, по которой беспрерывно неслись спецмашины на атомную станцию и обратно. Но мы не обращали особого внимания на них, также как и на встревоженные лица взрослых, столпившихся около своих сумок и говорящих вполголоса. Да и сама эвакуация казалась тогда увлека­тельной игрой, только уже с настоящими военными пятнистыми вертолетами, пролетавшими низко над крышами домов; с настоящими военными броне­транспортерами; с милиционерами, в военных куртках и противогазах стоящими вдоль дорог; с бесконечной вереницей автобусов, увозящих нас и всех жителей города "на три дня" в неизвестность...

Мы не знали и не понимали тогда, что покидаем наш город навсегда...

Помню, в нашем автобусе со мной оказались два моих друга. А в следующем, медленно ползущим за нами, было еще несколько соседских ребят. И когда автобусы двигались из города по мосту и мимо леса, который позже назвали "рыжим", мы высовывались из открытых окон, "строча" друг в друга из воображаемых автоматов... Мы все еще играли в "войнушку", не подозревая, что с этого момента начался новый отсчет нашей жизни, жизни наших друзей, родных и близких...

Многое с тех пор, к сожалению, забылось. Но отчетливо помню – лето в пионерском лагере, куда нас, припятских детей с табличками на груди, чтобы не потерялись, отправляли из Киева в наскоро сформи­рованных эшелонах. Только там, где большинство детей несколько ме­сяцев даже не знали – где их родители, живы ли?.. Там, где постоян­но носились слухи, что в Припять мы не вернемся никогда... Только там я впервые остро ощутил боль утраты всего самого дорогого: дру­зей, одноклассников, нашей уютной, пусть и крохотной квартиры, Двор­ца культуры, который был для меня вторым домом, потому что тогда еще молодая, здоровая и полная энергии мама большую часть времени проводила на работе, отдавая все силы культурной жизни города...

Теперь моя мама инвалид и с трудом может дойти даже до ма­газина...

Помню, как я был счастлив, когда она нашла меня в лагере в тот са­мый день, когда нас уже собирались отправить в интернат. Помню, как тогда осенью и потом уже зимой 1987 года, когда у нас наконец-то появилась "крыша над головой", я все-таки очень завидовал маме, потому что она взрослая и может поехать в Припять в командировку или хотя бы за книгами... А мне мой город только снился. Долго снился, вплоть до моей первой поездке в Зону весной 1994 года, когда я окончательно по­нял, что возвращение невозможно...

Вы можете представить, что значит брести по улицам своего мерт­вого города мимо знакомых домов, с немым укором смотрящих на тебя выбитыми окнами, как пустыми глазницами?!. Всюду холод за­пустения, все заросло кустарниками, мохом, травой... До этой поездки я уже видел неестественно огромные листья липы, при­везенные из Припяти. Теперь я сам мог дотронуться до этих деревьев, до прошлогодних плодов шиповника, которые сплелись в необычные, причудливые гроздья...

На помрачневших зданиях все еще видны следы рухнувшего строя: то там, то здесь - красноречивые плакаты из серии "Слава КПСС"... А на одной из многоэтажек немым свидетелем несостоявшегося "могу­щества" человека над природой возвышается фраза: "Хай буде атом робiтником, а не солдатом"… В в центре города, словно зловещее предупреждение, своеобразный фантом, стоит унылый и поблекший Дворец культуры "Энергетик", в котором все было так дорого мне когда-то... Теперь здесь: поломан­ная мебель, пустые, как "черные дыры", залы, в которых не только вырвали и вывезли куда-то "грязные" кресла, но даже облицовочные мраморные плиты ободрали со стен... На втором этаже – разграбленная мародерами-сталкерами библиотека, где я когда-то читал "Робинзона Крузо" и "Тома Сойера"...

Выйдя из ДК на площадь, я вспомнил тогда, как огромная новогодняя елка, которую ежегодно устанавливали на этой площади, – накануне Нового 1985 года трижды падала по ночам, как днем мы, дети, собирали уце­левшие игрушки, как старушки твердили, что это плохая примета... Я не верю в приметы, но теперь мне, действительно, кажется, что городская елка таким образом предупреждала жителей города о грозящей беде...

Во времена нашей жизни в Припяти я несколько лет подряд участвовал в новогодних утренниках, "работая Новым Годом". Мы давали по несколько спектаклей в день. Было немного трудно, но очень празд­нично и весело... И всегда с нами был неизменный аккомпаниатор – Виктор Понамаренко. Я поражался тогда его постоянной улыбке и его рукам, с такой легкостью скользящим по клавишам аккордеона... В этом году я впервые, после аварии, увидел его на очередной встрече земляков-припятчан, куда он пришел с двумя маленькими сыновьями, убитый го­рем, ибо совсем недавно умерла от рака его 32-х летняя жена...

Встречи припятчан... Вначале они были частыми, теперь они происходят все реже и реже, ибо в каждой семье все больше своих болей, проблем и бед... Раньше, когда маму навещали подруги, тоже ра­ботники культуры, они много смеялись и больше говорили об искусстве, политике... Позднее, при встречах, их разговоры все чаще касались болезней их детей, горя в семьях друзей и знакомых... Помню, как на недавней такой встрече, одна из женщин горько пошутила: "Дев­чата, скоро мы будем говорить лишь о том, кого в чем в гроб поло­жили... "…

Черный юмор?!. Да. Но, увы, он не далек от истины. За десять лет сколько боли, сколько горя нам довелось видеть рядом!.. Только в одном подъезде нашего 9-ти этажного дома, почти нет ни одной лестничной площадки из 4-х квартир, ни одного этажа, где бы кто-то уже не умер от рака, сердечного приступа, лейкоза... Теперь разбитые игрушки той новогодней елки ассоциируются в моей душе с разбитыми судьбами моих земляков...

Тогда же весной 1994 года, после посещения Припяти, я побы­вал в новом городе энергетиков Славутиче, где среди приезжих со всего бывшего Союза, живет и небольшой процент припятчан... И знаете, что больше всего поразило меня там – "беспамятство" но­вого поколения атомщиков!.. В юном городе, по-старинке, веселятся и празднуют. Несмотря на бедственное положение большинства наших сограждан (в том числе и серьезно пострадавших от Чернобыльской аварии) – в городе энергетиков хватает средств на помпезные фести­вали и шоу... Что это? – Желание забыть?.. Или забыться?.. Нет, я не против праздников. Наоборот, думаю, они очень нужны нашей многострадальной Украине, чтобы меньше было отчаяния и безысходнос­ти в глазах прохожих...

Но когда у Чернобыльской атомной нет средств даже на строительство нового саркофага, зато находятся средства на увеселения и приглашение дорогих "звезд" эстрады, то это уж очень напоминает все тот же "совковый" театр абсурда...

А бесконечные заверения и утверждения нынешнего директора Черно­быльской АЭС Сергея Парашина о том, что станция опять – самая бе­зопасная и самая лучшая в мире, так походят на уже давно сыгранную пьесу, где те же декорации и те же роли... Но не приведи нас Бог к уже известному финалу!..

И когда сейчас все бойче, все настойчивее в прессе и с теле­экрана пытается реанимироваться и реабилитировать себя атомная энер­гетика, когда Франция начала новые ядерные испытания, ни во что не ставя протест миллионов жителей Земли, когда Россия снова шанта­жирует мир своей ядерной кнопкой, – я с горечью осознаю, что никаких уроков человечество не извлекло из Чернобыльской трагедии…

А ведь, может, это было последнее предупреждение нам – опомниться, т.е. вспомнить, что мы люди и должны жить в мире и гармонии с при­родой?!.

И пока мы еще не превратили нашу планету в один огромный саркофаг или вонючую мусорную свалку, пока Земля еще терпит нашу безответственность, пока она еще не стряхнула нас с себя, как опас­ных паразитов, мы должны остановиться, остановить новые Чернобыли…

И пусть город моего детства – мой мертвый город Припять будет вечным напоминанием каждому, у кого хоть немного развито воображе­ние, что от повторения подобного кошмара не застрахован никто, где бы он не жил: в Америке, в Австралии, в Китае... И сколько бы лет не прошло с апреля 1986 года – 10, 20, 100..., мы не должны забывать об этом!..

Мне скоро будет 20 лет. Моему поколению приходится строить свое будущее, начинать взрослую жизнь в очень нестабильном, обезу­мевшем мире... И, честно говоря, я не знаю, что меня ждет завтра, не знаю – будет ли у меня работа, кров и хлеб насущный... Я многого не знаю... Но, после посещения мертвой Припяти, я твердо знаю одно: я не имею права жить так, чтобы после меня оставались руины, пустыни или мертвые города!..

И еще в одном я убежден: пока каж­дый житель Земли не поймет, что от его безответственных действий или от его бездействия зависит судьба тех, кто рядом, мало что изменится...

Что же остается? Остается надежда на Бога?..

У меня есть маленький друг – 6-летний Миколка. Он тоже из наших, припятских, хоть и родился в семье наших знакомых-припятчан уже после аварии... Этот малыш обречен. У него редкая форма заболевания крови – ретикулогистиоцитоз "X". Его жизнь – сплошное страдание... Наш врачи прогнозировали жизнь ему лишь до трех лет. Но он, слава Богу, жив и, надеюсь, будет еще долго жить, благодаря нашим общим мо­литвам!.. Хотя даже немецкие специалисты признали его болезнь неиз­лечимой... Так вот, недавно его родители рассказали нам, что они нечаянно под­смотрели, как Миколка каждый вечер, когда его никто не ви­дит, встает на колени и молится: за маму, за папу, за брата, за нас, за Украину, за мир на всей Земле... Маленький смертельно-больной мальчик замаливает грехи взрослых!..

Ах, как бы мне хотелось, чтобы те, кто реализует опасные программы, руководствуясь сиюминутной выгодой, постоянно видели глаза этого, обреченного ими на смерть мальчика, который каждый вечер молится за всех, в том числе – за их жизнь, за их здоровье!..

Чтобы помнили...


17 августа 1995 г.