Category: медицина

Pripyat

Из Чернобыльского архива. Хороший мент!

Автор: Александр Наумов

В 89 году снова очутился на госпитальной койке в отделении лучевой патологии 25 городской больницы. Двухэтажный корпус размещался напротив детской железной дороги проложенной в парке, который больше похож на лес.

ВАИ
ВАИ

Отделение для большинства ликвидаторов стало, местом, где в трудную, а иногда и критическую минуту оказывали помощь. В отделении работал постоянный состав врачей, медицинских сестер и санитарок, да и контингент больных был постоянный.
Поэтому, каждому поступившему сюда сразу оказывали помощь, назначали курс лечения, так как каждого знали отлично, как и его многотомную историю болезни.
Многие из тех, кто проходил профилактический курс лечения продолжали работать на станции, жить в новом городе атомщиков Славутич, другие стали столичными жителями. Постоянными пациентами больницы были сотрудники МВД, Внутренних войск, все кто служил в зоне в первые послеаварийные дни те, кто охранял ЧАЭС, а также сотрудники пожарной охраны из различных подразделений республики.
Вот такая разношерстная компания, по вечерам собиралась в курилке. Курилка, место для которой определили в подвальном помещении, а точнее в подземных коммуникационных переходах, которые соединяли все корпуса больницы. По ним доставляли пищу, перевозили тех, кому медицина была бессильна оказать помощь.
Курилка была тем местом, где можно было услышать множество воспоминаний и рассказов, часть из которых была сплошным вымыслом, а другая воспоминаниями и болью о пережитом, о том, что на долгие годы оставила свои рубцы в памяти и на сердце.

Однажды, находясь в курилке, где иногда клубы дыма скрывали очертания лиц, услышал интересную историю. Collapse )
Pripyat

Дарина Пустовая: Синий атом. Нашим детям посвящается… - Дневник сайта г.Припять ( Чернобыль)

Сохрани мою тень. Не могу объяснить, извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень. Сохрани.
За моею спиной умолкает в кустах время дня.
Мне пора уходить. Что останется после меня?..
До свиданья, стена. Я ушел. Пусть приснятся кусты
Средь уснувших больниц, освещенных луной, как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня – нужно что-то иметь позади.
Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.
Все равно я сюда никогда не приду умирать.
Все равно ты меня никогда не попросишь – вернись.
Если кто-то прижмется к тебе, дорогая стена, - улыбнись.
(С. Сурганова)


В 21 годовщину аварии Припять ожила. Количество посетителей, прогуливающихся по улицам, впечатляло. Город наполнился звуками: гулом голосов и шумом автомобилей. Смех, радостные и удивленные возгласы, знаменующие неожиданную встречу; обрывки рассказов о том, кто и когда здесь был в последний раз, и как все до неузнаваемости изменилось; ветераны-«ликвидаторы» (бывшие работники припятского КГБ) громко перечисляли свои заслуги перед Припятью и горожанами – их молитвами спасенными. Город, забыв давние обиды, дружелюбно раскрывал объятия на встречу всем: работникам и гостям станции, «туристам», ликвидаторам, бывшим жителям, нам, припятькомовцам.


Collapse )